Скажу сразу: по первому образованию я юрист. И именно как юрист я имею такую редкую возможность (не все психологи имеют и юридическое образование) проанализировать как свою профессиональную деятельность в качестве психолога, так и деятельность коллег с правовой точки зрения: насколько эта деятельность соответствует принятому в Российской Федерации законодательству и насколько она безопасна для клиентов.

И здесь уже первый интересный момент.
Мне пишут в письмах ядовитые комменты о том, что психолог, приносящий вред, – это абстракция и голые слова.
Как юрист я констатирую следующее: психолог, приносящий вред, – это психолог, нарушающий законодательство Российской Федерации. И конкретнее уже ничего быть не может: или ты нарушаешь закон, или ты соблюдаешь закон. Какие уж тут абстракции и голые слова.

Приведу примеры.
Случай 1. Сестра ныне покойного молодого мужчины рассказывает о том, что специалист, к которому обратился её брат за психологической помощью, практиковал методы психотерапии, позволяющие систематическое унижение человеческого достоинства (провокативную психотерапию). После одной из таких сессий молодой человек покончил собой. Сестре и матери потерпевшего психолог невозмутимо объяснил, что «после сессии не означает в результате сессии» и что «это был его выбор». На вопрос о «его или не его выборе» очень чётко отвечает Статья 110 УК РФ – «Доведение до самоубийства». Психолог должен быть наказан ограничением свободы на срок до трёх лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Случай 2. Молодая женщина рассказывает о том, что после непродолжительной терапии у специалиста она утратила работоспособность по причине длительной депрессии (вследствие которой она перестала вообще выходить из дома и временно утратила способность совершать любую интеллектуальную и физическую работу). По факту произошла значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть – т.е. в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 N 522 (ред. от 17.11.2011) «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека» речь идёт о тяжком вреде, причинённом здоровью человека. А, значит, мы имеем дело со Статьёй 118 УК РФ – «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности», пункт 2 – «вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Психолог должен быть наказан ограничением свободы на срок до четырёх лет, либо принудительными работами на срок до одного года с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового, либо лишением свободы на срок до одного года с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Случай 3. Очень известный психолог во время групповой работы, которую транслирует телеканал «Психология 21», сам рассказывает о том, что в его практике был случай: на группу пришёл молодой человек, активно работающий, социально успешный, накануне своей свадьбы. Прямо на группе, в последний день трёхдневного семинара, у молодого человека произошёл дебют шизофрении, его увезли в психиатрическую больницу, он получил диагноз и инвалидность. Приобретение психического расстройства в соответствии с тем же Постановлением относится к тяжкому вреду, причинённому здоровью человека. Статья УК РФ, пункт статьи и ответственность психолога – те же, что и в случае 2.

Случай 4. Женщина рассказывает о своём опыте психотерапии. Длительность сессии, по правилам её специалиста, 55 минут. За несколько минут до окончания сессии женщина вспомнила очень травматичный эпизод из своего прошлого, вследствие чего у неё произошла сильнейшая эмоциональная реакция. Психолог ей сообщил, что сессия заканчивается, следующий клиент уже сидит в приёмной, клиентка обязана покинуть кабинет, «доплакать» можно на лестничной клетке, а через неделю они продолжат терапию с этой точки. Однако не всякий клиент способен зажать в кулачок открывшуюся травму, спокойно проносить её в кулачке неделю и «вернуться к этой точке» ровно в 15.00 назначенного дня в кабинете у терапевта. Клиентка попала в водоворот чувств, с которым не могла справиться. Она звонила терапевту с просьбой о помощи – о внеочередной встрече (но у психолога будни были уже расписаны, а в выходные он не работает) или о телефонной беседе (на это у психолога тоже не было времени: он уделил ей только пару минут, сказав, что «с чувствами нужно просто побыть»). Если бы она могла просто побыть – она бы побыла. А она тонула и захлёбывалась. В результате муж потерпевшей вызвал на дом знакомого психиатра, который «успокоил» её таблеточками. И здесь мы имеем дело со Статьёй 125 УК РФ — «Оставление в опасности»: произошло заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишённого возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности, при этом психолог имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан это сделать. Таким образом, психолог должен быть наказан штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трёх месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

Самое интересное, что когда я открыто пишу об этих преступлениях, совершаемых недобросовестными психологами, и публично их анализирую, чтобы защитить людей от «специалистов», способных искалечить их физическое и психическое здоровье, психологи начинают злобно шипеть и совать мне в лицо всевозможные этические кодексы. Т.е., получается, призывая меня и других коллег молчать, они покрывают преступников и способствуют процветанию их деятельности. Здесь мы можем говорить о соучастии в преступлении с косвенным умыслом, когда тот или иной соучастник, осознавая общественную опасность совершаемого деяния и предвидя его общественно опасные последствия, не желает их, но сознательно допускает либо к ним относится безразлично.

Причём своё соучастие психологи на полном серьёзе прикрывают этическими кодексами, либо противоречащими Конституции РФ, либо просто вопиюще безграмотными с юридической точки зрения.

Приведу пример 1. Мне прислали выдержку из этического кодекса, в котором член профессионального объединения психологов обязан воздерживаться в публичных высказываниях, как устных, так и письменных, от унижающих достоинство заявлений, выводов и намеков, затрагивающих квалификацию, положение или отдельные качества своих коллег. В этом пункте проведена искусственная связь квалификации и достоинства. Т.е. если я, например, критикую покупку диплома психолога, то тем самым я затрагиваю квалификацию, а значит, унижаю достоинство других психологов. Однако УК РФ в Статье 7 «Принцип гуманизма» говорит нам о том, что даже применение мер уголовно-правового характера к лицу, совершившему преступление, никак не связано с его человеческим достоинством. Т.е. меры-то применяются, но человеческое достоинство не страдает. Может ли оно пострадать от критики покупных дипломов? Это – пример юридической безграмотности.

Приведу пример 2. Мне прислали выдержку из этического кодекса, в котором запрещается сравнение работы одного психолога с работой другого психолога. Это – пример прямого противоречия Конституции РФ, которая в Статье 13 пункт 4 говорит о том, что права и свободы человека и гражданина не могут быть ограничены иначе как Конституцией РФ и законом. Данное положение этического кодекса ограничивает свободу слова, т.е. противоречит действующему законодательству РФ.

Само понятие этического кодекса подразумевает юридический характер – т.е. его положения являются нормами права, а сам он является правовым актом, подчиняющимся следующей статье Конституции РФ: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, а её нормы — прямое действие в Российской Федерации. Иные правовые акты, противоречащие Конституции Российской Федерации, не имеют юридической силы».

Соль ситуации в том, что многие этические кодексы российских психологов прямо или косвенно противоречат Конституции РФ, т.е. не имеют юридической силы или, проще говоря, являются филькиной грамотой.

И психологи, покрывающие преступников с помощью замалчивания преступлений и осуждения тех, кто не замалчивает, на полном серьёзе опираются в своих действиях на эти филькины грамоты и на красивое слово «этика» с туманным смыслом. Продолжая искажённую логику, самому соблюдать закон и открыто требовать его соблюдения от коллег – не этично, ибо противоречит правовому акту, не имеющему юридической силы.

Коллеги! На сегодняшний день самым подробным, всеохватывающим, юридически грамотным и обладающим высшей юридической силой этическим кодексом российского психолога является Конституция РФ и основанный на ней Уголовный кодекс РФ.

Если с этическими кодексами мы разобрались, то скажем немного о соотношении этики и закона.

«Этика» — не просто красивое слово с загадочным смыслом. Этика и закон неразрывно связаны друг с другом как содержание и форма. Этика – основа закона, а закон – воплощённые в конкретных нормах права идеи этики. Этические принципы и нормы поведения людей по отношению друг к другу и к обществу закон лишь официально оформляет. Т.е. никакой туманной загадочной этики в отрыве от закона быть не может. И все этические ценности и принципы давно прописаны в Конституции РФ: высшей ценностью в Российской Федерации является человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность, права и свободы, в том числе свобода совести, свобода мысли и свобода слова.

Получается, это как раз тот психолог нарушает этические ценности, кто прямо (своими непрофессиональными действиями) или косвенно (замалчивая преступления других психологов) причиняет вред жизни и здоровью людей, а также призывает коллег к неконституционному ограничению своих прав и свобод.

Уважаемые коллеги. Мы работаем в определённом правовом поле, заданном законами нашего государства. Да, есть психологи, которые эти законы нарушают. Да, можно замалчивать преступные действия коллег, потому что круговая порука психологов «о коллегах, как о покойниках – или хорошо, или никак» запрещает любую критику. Да, есть этические кодексы, принятые определёнными профессиональными сообществами психологов, которые в завуалированной форме призывают членов этих сообществ нарушать Конституцию РФ. Но каждый из нас всё равно делает свой выбор. Я призываю коллег делать свой выбор, исходя из того, что наша профессиональная цель – благополучие клиента. А благополучие клиента включает его права на квалифицированную помощь и на безопасность. Если психолог ради круговой поруки («коллега накосячил – я промолчу, а когда я накосячу – он промолчит»), ради соблюдения не соответствующих законам РФ этических кодексов забывает о благополучии клиента и его правах на квалифицированную помощь и на безопасность, то такой специалист, на мой взгляд, не вправе заниматься оказанием психологической помощи.

А что же делать тем, кто хочет работать, основываясь на принципах порядочности, законности, гуманизма и приоритета благополучия клиента в нашей работе?

Предлагаю совместными усилиями составить соответствующий действующему законодательству РФ кодекс психолога и вывешивать его на своих сайтах. Таким образом мы сможем заложить в общественное сознание совершенно другие идеи: открытость вместо круговой поруки, профессионализм вместо мракобесия, законность вместо противоправности. Как юрист я готова взять на себя грамотную юридическую формулировку идей и принципов нашей работы, которые мы вместе утвердим в процессе совместного мозгового штурма и открытого обсуждения. Пишите свои идеи, мысли и пожелания в комментарии к данной статье. Все конструктивные предложения будут рассмотрены. А чтобы дискуссия из локальной стала масштабной, сделайте, пожалуйста, перепост.

Настя Михеева

Обо мне     О моём методе     О моём проекте