По отношению к профессии я разделяю людей на ремесленников и художников. Ремесленники умеют оказать услугу нормально: «вроде ничего». Ничего плохого, но и ничего хорошего. Претензий нет, но как-то не вдохновляет. Художник – это мастер. Секрет его мастерства в том, что он влюблён в своё дело. И работает он не ради денег, а ради искусства. Если искусство приносит деньги — хорошо. Если искусство не приносит денег – художник всё равно им занимается, пусть и в нужде. Потому что это любовь. Потому что, вкусив эту любовь, он уже не может иначе.

Во всех сферах жизни я стараюсь найти художников. Мне важно, чтобы любовь. Чтобы самоотдача. Чтобы это нечто особенное в глазах: блеск радости от процесса, задумчивая глубина погружения в процесс, вдохновение, интерес, сомнения от поиска правильного звучания и удовольствие от его нахождения.

Я любуюсь, когда мой мастер по маникюру так наносит базу под шеллак, как художник готовит холст для своего великого произведения. После двух экономических образований и шикарной должности с огромными перспективами она бросила карьеру, престиж и достаток ради ногтей, потому что это любовь. У меня от радости замирает сердце, когда дизайнер и админ моего сайта кричит мне в скайп субботней ночью о том, что он решил нашу проблему, а на мой робкий вопрос, зачем работать над сайтом каждый день, даже в выходные, даже ночью, он пишет, что просто он очень любит свою профессию. Я смущаюсь и робею, переполненная благодарностью, когда хозяйка магазинчика с овощами и фруктами перебирает вручную ящик с клубникой, чтобы отобрать мне самые красивые и крупные ягоды – она просто очень любит готовить и знает, что вкусно готовить можно только из качественных и свежих продуктов, поэтому она открыла этот магазин и лично отбирает самое лучшее для нас, для меня. Эти люди мастера – независимо от того, чем они занимаются.

Мне важно и самой стать / быть мастером. Мне важно уходить с каждой сессии с радостным опустошением: это ощущение, что я сделала всё, что могла, сделала по максимуму, сделала хорошо, ни с чем не спутаешь: столько наполненности, глубины, счастья в этом опустошении. И чтобы продолжать, чтобы расти в этом – важно учиться у мастеров.

В России, как мне кажется, хорошо с ремесленниками и плохо с мастерами. Потому что исторически мы всегда были настроены на то, чтобы выживать, а не на то, чтобы жить счастливо. Это отношение к жизни как к тяжёлому испытанию, которое нужно выдержать, отражается и на выборе профессии. Часто выбираем выгодное дело, перспективное, надёжное – вместо того, которое просит душа. А уже встав на одни рельсы – сойти с них очень тяжело, потому что страшно. Так потом всю жизнь и работаем на нелюбимых работах в роли ремесленников. Ведь без полёта души художником не стать. Например, своего психотерапевта я искала 7 лет. Перебирала и по отзывам, и по научным званиям, и по авторитету в своей сфере. Перерыла всю Москву – и не нашла. Отчаявшись, забила – и вдруг наткнулась в сети на чью-то маленькую статью. Маленькую, но наполненную такой теплотой, спокойствием, интересом к человеку, широтой мировоззрения и глубиной взгляда, что стала искать автора. Оказалось, автор – психотерапевт, но живёт он за тридевять земель от меня. Ничего страшного. Мы работаем по скайпу, и это мой мастер.

По сексологии своего мастера в России я так и не нашла. И решила: была не была, я гражданин мира, буду искать во всём мире. Найду в Зимбабве – поеду учиться в Зимбабве. Но нашла ближе) В Лондоне.

Майк Лоусада – мой мастер. Влюблённый в своё дело, живущий им, дышащий им, горящий им. Он эксперт мирового уровня, автор собственного метода Psychosexual Somatics, психотерапевт, клинический сексолог, коуч, специалист в области сексуального образования и работы с телом, эксперт по вопросу женской сексуальности в бестселлере Наоми Вульф «Вагина», куратор центра сексуального здоровья при частной клинике в Лондоне.

Mike Lousada 7

Обучение Майк проводит вместе со своей партнёршей по жизни, возлюбленной, другом, единомышленником, соавтором – профессором Луизой Мазанти.

Mike Lousada 25

Учиться у Майка для меня – огромная ценность. Он не только передаёт практические знания (модели, техники, упражнения), но и делится каким-то особым знанием, которое трудно вербализовать. Он работает с открытой душой, он контактирует с тобой из своей человечности, подлинности, уязвимости. Когда ему тревожно или неуверенно – он говорит об этом, не прячась от тебя и не отворачиваясь. Когда он тронут – утирает слезу. Когда хохочет от чьей-то шутки – то хохочет каждой клеточкой своего существа. В этом – моё главное обучение: быть собой, быть искренней, открытой, настоящей, уязвимой, близкой.

Mike Lousada 3

Mike Lousada 5

Mike Lousada 17

Mike Lousada 18

Mike Lousada 19

И важнейшее моё обучение – не книжный, не рассказанный, а живой, наблюдаемый, ощущаемый опыт отношений мужчины и женщины из любви, безопасности, уважения, доверия и свободы. Они с Луизой не играли роли преподавателей – проводя семинары, они не являются кем-то или чем-то, кто выше тебя в вертикальных отношениях и оттуда, свысока, поучает тебя. Они с нами в наших процессах. Как партнёры и друзья.

Mike Lousada 21

Они обнимали и держали за руку, когда трудно. Поддерживали своей улыбкой и внимательным взглядом. И одновременно они проживали на наших глазах свою жизнь друг с другом – любящих и любимых мужчины и женщины. И мы жадно впитывали эту их жизнь, заполняя в себе какой-то важнейший пробел. Ведь в детстве многие из нас не получили этого бесценного знания. Я, например, не видела, как строили близкие, тёплые, доверительные, наполненные любовью отношения. Я видела скорее обратное, по образцу которого и стала выстраивать свои взрослые взаимодействия. Я контролировала, прессовала, требовала, манипулировала и воевала – и не понимала, что я делаю не так, почему все мои любовные и дружеские отношения разрушаются, оставляя на сердце новые шрамы боли. И мы, почти тридцать женщин и мужчин среднего возраста – жадно вдыхали в свой внутренний мир то, что происходило у нас перед глазами, переучиваясь, заменяя старые паттерны новыми, мы словно заново учились ходить, робко и неуверенно.

Mike Lousada 4

Ещё для меня важнейшим уроком от Майка и Луизы является отношение, условно говоря, к клиенту. Я здесь, в Москве, часто вижу отношение примерно следующее: я профессионал, я знаю, как надо, и сейчас я это знание втолкну клиенту, научу, как правильно жить. Как говорится, догнать и осчастливить. Один мой коллега с позиции своего возраста, статуса и авторитета вбивает, как гвозди, в головы своим клиенткам следующую мысль: «Женщина – это собака, а мужчина – её хозяин, и собак у хозяина может быть много, а хозяин у собаки может быть только один». Сегодня я как непослушная, дерзкая и своевольная особа – возразила бы такому сексологу и ушла, хлопнув дверью…Потому что я не верю в авторитарный подход, в истинную истину, в единый для всех шаблон. Майк и Луиза, спасибо им и за это, дали мне пример бережного, любящего, заботливого и очень ненавязчивого общения с любым человеком.

Mike Lousada 20

Луиза часто комментировала чей-то рассказ примерно так: «По ходу твоей истории у меня появляется вот такое ощущение. Но оно может быть неправильным. Как это откликается у тебя?» Никакого авторитета, никакой истины, никаких «сейчас я тебе расскажу, как дальше жить».

Когда Луиза работала со мной, у меня происходил мощнейший катарсис, и она просто сидела рядом, держала за руку и спрашивала, какая поддержка мне нужна. Никаких объяснений, никаких мудрствований, никаких навязанных знаний. Просто побыть рядом с тобой в любви, поддержке, уважении, принятии, внимании и заботе, доверяя мудрости и силе твоей психики и происходящему здесь и сейчас.

И на фоне этого прекрасного опыта я вдруг вспомнила, как очень давно мой бывший психотерапевт сказала мне, что она прекратит со мной работу, если я ещё раз позволю себе в её кабинете негативные эмоции. А я всего лишь озвучила, очень вежливо и корректно, что её задержка моей сессии вызвала у меня обиду и гнев, т.к. это попало в мою больную детскую тему нарушения границ. «Как вы думаете, я долго буду это терпеть?» — тот вопрос с ледяными и надменными нотками ещё очень долго меня ранил. Конечно, этот разговор стал травматичным опытом отверженности: если даже мой психолог меня отвергает за мои чувства, за мой опыт, за мои слова, за то, что я такая, какая есть, то я плохая и не достойна жить.

Майк и Луиза дают прямо противоположное: опыт свободы, любви и принятия. Наверное, это главное, чему я у них учусь. И происходит волшебство – это знание начинает распространяться на все сферы жизни, на отношения с родственниками, друзьями, знакомыми, клиентами, сотрудниками, со всеми окружающими меня людьми и с самой собой. Из этого чувствования жизни я недавно помирилась с самой близкой подругой, с которой мы не общались год и никак не могли вновь обрести друг друга. Из этого чувствования я недавно позвонила бывшему мужу и попросила прощения за все обиды, за каждую. Из этого чувствования я недавно плакала со своей клиенткой, прикасаясь своим сердцем к её сердцу, разделяя и вместе с ней проживая её боль – и справляясь вместе, держась за руки. Спасибо моим учителям и низкий поклон.

Mike Lousada 22

Mike Lousada 26

Mike Lousada 11 Mike Lousada 12

И даже свою формулу профессионального успеха я вывела в том числе благодаря Майку и Луизе: хочешь стать / быть мастером – учись у мастеров. Учись постоянно, до конца твоей жизни. Учись и в 90, и в сто лет) Учись у тех, кто влюблён в своё дело. У тех, на кого откликается твоя душа. Она точно знает…

Mike Lousada 8

Настя Михеева, женский сексолог г.Москва