Автостопом к себе

Таня на последнем издыхании приползла ко мне за помощью. У неё гипостеническая неврастения. Голова плохо соображает и болит, сил нет, апатия и вялость, постоянная тревога и плохой сон.

— Я чувствую, что я на краю, — она смотрит в окно пустыми глазами и еле-еле шевелит губами.

Мне важно узнать, что довело её до такого нервного истощения.

Задаю вопросы.

Стремление всеми силами переделать мужа. Желание встать между ним и его судьбой. Догнать и осчастливить. Из самых благих побуждений она контролирует всё, буквально каждый шаг и каждую минуту его жизни: утром крепкий кофе ему нельзя, т.к. у него давление, больше 10 сигарет в день ему нельзя, т.к. у него хронический бронхит, сосиску с горчицей ему нельзя, т.к. будет изжога, без шапки нельзя, т.к. простудится, пиво нельзя, т.к. у него семейная предрасположенность. Чтобы у мужа всё было хорошо со здоровьем и вообще, приходится силой и манипуляциями заставлять его пить зелёные коктейли по утрам, бегать в парке, заниматься в тренажёрном зале, ходить к психологу – и плевать на то, что он всё это терпеть не может, жена лучше знает, как надо жить, чтобы жить хорошо.

И удивительные вещи стали происходить: муж стал пропадать. Вначале на пару дней. Потом на неделю. Потом на месяц. Просто всё бросает, куда-то уезжает побухать в одиночестве и отключает телефон. А потом возвращается, как ни в чём не бывало.

Таня совсем потеряла покой и сон. Надо удвоить, утроить контроль. И что вообще происходит. Она же всё для него. А он что вытворяет, скотина этакая. Не ценит, не любит. Сопьётся. Погибнет. А уже столько сил вложено. Надо всё сделать, чтобы исправить ситуацию. И она всё делает. Правда, муж уезжает всё чаще и чаще, а Танино здоровье разрушается больше и больше.

К следующему разу я даю Тане три странных домашних задания: посмотреть фильм «Теория тигра» и выписать самые откликнувшиеся фразы, пойти к неврологу и начать прописанное им лечение, сходить на одно занятие по йоге в школу Виктора Бойко, желательно к нему лично, а не к его ученикам.

Только после того, как все задания будут выполнены, я запишу Таню на следующий приём.

Таня не звонила неделю-две-три, и я поняла, что контролировать мужа ей интереснее и важнее, чем выздоравливать. Но я ошиблась. Ровно через месяц Таня позвонила, мы назначили встречу.

Первое, что я отметила ещё по телефону, — она разговаривала бодрым голосом. Это уже не тот умирающий лебедь, еле-еле шевелящий губами.

— Фильм – просто бомба! – Таня громко разговаривала и жестикулировала активными и сильными жестами. – Три раза его пересмотрела, две ночи проплакала, а потом хохотала, как безумная. Узнавала себя почти в каждой женской фразе. Фильм – сто пудов про меня. А заодно про мою маму, бабушку и всех подруг.

Таня начала взахлёб зачитывать цитаты:

— Мало ли, что он хотел – заставила бы; мужчинам даже невдомёк, зачем они на свет родились, а мы здесь для того, чтобы им это объяснить; его жизнь устрою я; мама тебе всю жизнь посвятила и теперь просит быть послушным, в противном случае ей придётся отдать тебя под надзор, просто начни слушаться; мужское счастье зависит от строгости надзора.

— Ну, первое задание ты хорошо выполнила. Зачёт. С остальными что?

— Невролога хорошего нашла. Хотя и проклинала тебя при этом. Сто лет у врачей не была. Руки до себя не доходили. А тут пришлось. Назначил лечение: мексидол с глицином, массаж шейно-воротниковой зоны 10 сеансов, иглорефлексотерапия 10 сеансов, ароматерапия дома каждый вечер, также дал рекомендации упорядочить режим дня, отдыхать на выходных, пить витамины и гулять 30 минут каждый вечер после работы, я всё выполнила. На йогу пошла. Очень понравилась эта школа и этот подход. Оказывается, йога это легкость, комфорт и расслабление, а не напряжение, воля и боль. Хожу на занятия раз в неделю и каждый день занимаюсь сама перед сном 15-20 минут.

Я дала ей следующее домашнее задание, не менее странное. Автостопом, можно с подругой, доехать до ближайшей Европы (вместо привычного бизнес-класса в самолёте), вписаться на жильё бесплатно по каучсёрфингу (а не забронировать себе пятизвёздочник), неделю прожить с погружением в среду и активным общением (вместо формальных экскурсий), при этом отдавать людям какое-то своё знание и умение и получать от этого удовольствие (вместо страдания).

И снова Таня исчезла. Наверняка в этот раз не сделает задание. И снова я ошиблась. Всё лето я её не видела, но в начале осени она снова сидела у меня в кабинете.

— Я в восторге. Я не знала, что вокруг меня столько жизни, столько возможностей, столько красок, столько энергии, столько впечатлений, столько интересных людей, столько кислорода. Я жила, как в клетке. Нет, хуже, как белка в колесе. Всё привычно и стабильно. Всё правильно, глянцево, безжизненно. Всё, как должно быть – а кто решил, как должно быть? Почему я поверила, что мне нужно именно это и именно так? После этого путешествия я как будто проснулась.

— Ты просто вышла из своего привычного шаблона. И увидела новые горизонты.

— И мне так понравилось общаться с людьми напрямую, без этих прокладок.

— А?

— Ну, без прокладок, кто кому что должен, у кого какие права и обязанности, и каковы правила общения, и каковы принципы субординации и иерархии, и какие у меня рычаги влияния, без масок и ролей: я начальник – ты подчинённый, я клиент – ты продавец. А просто: человек-человек. Это так кайфово. И я жила бесплатно, прикинь? И приносила пользу своими знаниями и умениями.

— Какими?

— Знаешь, мне один из водителей в дороге рассказал про одного хиппи, Яна Ляшкевича, который каждый день вышивал по бабочке и дарил их людям. И так меня это вдохновило. Я ведь в детстве очень любила вышивать! И я прямо в дороге вышила первую бабочку и подарила её этому водителю, он был счастлив. И потом я вышивала и дарила, вышивала и дарила, и все радовались, и я радовалась. Это гораздо круче, чем мой магазин сантехники в Москве.

— Т.е. ты отдавала свою любовь, и это было в радость тебе и людям?

— Да.

— А раньше, с мужем?

— Это было в страдание мне и людям.

— Получается, отдавать людям своё время, силы, внимание и душевное тепло можно двумя путями: через удовольствие и через боль?

— Получается, так. Хотя я никогда об этом не задумывалась. Хм…

— Слушай, а как ты водителей на дороге выбирала?

— Ну, как-как. Стоишь себе с картонкой, на которой написан нужный тебе город, и кому туда же и хочется общения – тот останавливается. Если он мне нравится – еду с ним, если почему-то нет – вежливо отказываюсь.

— И вот ты села. Ты в дороге руководишь водителем, контролируешь его?

— Нет, зачем.

— Т.е. у тебя есть цель – и кому туда же, и с кем хорошо, с тем ты просто едешь, и всё?

— Да.

— Просто едете – и ничего не делаете?

— Ну, каждый делает свою часть работы: водитель следит за дорогой и управляет машиной, я поддерживаю беседу. Но это обоим приятно и полезно: я доеду до нужного мне места, а водитель не скучает в дороге, он общается и интересные разговоры разговаривает, я вообще-то довольно начитанный человек и языки знаю.

— Так вот и с мужиком так же.

— В смысле?

— У тебя есть цель по жизни – куда тебе надо. Кому примерно туда же, у кого схожие мечты, ценности, смыслы – твой потенциальный партнёр. Кому туда же и с кем тебе хорошо – твой наиболее вероятный партнёр. Ты села к нему в машину. А дальше просто едешь. При этом каждый делает свою работу в отношениях. Но работа это не противная и не на износ, а приятная и полезная. Ты же это всё уже умеешь. Научилась в дороге )

— Офигеть. А я, получается, вначале не знаю своей цели, стою на дороге с картонкой «Куда-нибудь», потом сажусь к первому, кто остановится, и дальше пытаюсь заставлять его ехать не туда, куда он ехал, а куда надо мне, при этом я сама не знаю, куда мне надо. Что за бред!

— Этот бред и довёл тебя до неврастении.

— М-м-да, – Таня явно была озадачена открывшейся перед ней картиной её взаимоотношений. — А испытания? А жёны-декабристки? А в огонь, и воду, и медные трубы?

— У тебя в дороге были трудности? Которые вы вместе с водителем преодолевали?

— Были. Один раз колесо прокололи. Один раз я себя плохо чувствовала в машине.

— И как это всё решалось?

— Ну, с колесом я помогала – у меня английский оказался получше, чем у водителя, я на шиномонтаже о цене договаривалась. А другой водитель меня специально к аптеке подвёз, чтобы я там лекарство купила, и на местном языке объяснил аптекарше мои симптомы.

— Т.е. трудности в пути бывают, но это не превращает путь в страдание, если это верный путь?

— Да, верный путь… Это знать, куда тебе надо, куда ты хочешь. Это делиться своим душевным теплом в радость и удовольствие тебе и людям. Это ехать только с попутчиком – кому примерно туда же, у кого общие с тобой мечты и ценности. И только с тем попутчиком, с кем есть взаимное расположение. При этом каждый делает свою часть работы, и это приятная работа. Трудности бывают, но они не превращают путь в страдание. Всё так просто…

Через год я встретила Таню в кафешке. Она закрыла свой салон сантехники и отшила свою первую коллекцию одежды. Платья с вышитыми бабочками. Ходит на ту йогу. Пьёт по утрам свои зелёные коктейли и ведёт здоровый образ жизни, потому что ей это нравится и даёт силы для любимой работы. От мужа отстала. Совсем. Он долго не верил своему счастью, что можно вволю глушить вискарь литрами, курить пачку за пачкой, есть сосиски с горчицей, по утрам запивать тройным кофе таблетки от давления. Потом он понял, что и женщина ему нужна другая. Не эта, с дыхательной гимнастикой и бабочками на платьях. А Таня поняла, что ей нужен другой мужчина – кому с ней по пути. Развелись тихо-мирно, без скандалов и претензий. Сейчас у Тани есть возлюбленный. С ним она и сидела в кафешке. Он гладил её по руке и говорил что-то нежное на ушко, а она улыбалась и кокетливо поправляла укладку роскошными крупными локонами. Я не хотела мешать. Просто спокойно допивала молочный улун. Таня меня заметила и сама подошла к моему столику. Рассказала о своей жизни. Я поняла, что она счастлива. Она нашла верный путь.

Настя Михеева, психолог — сексолог г. Москва


Тест-исследование женской сексуальности с бесплатной расшифровкой результатов
2017-07-11T17:36:18+00:00

Оставить комментарий

error: Запрещено от копирования!