Возвращение Лилит

Оля два года ходила по гадалкам и бабкам, чтобы снять с себя проклятие имени: и маму, и бабушку по папиной линии звали Лилит. Во всех бедах она винила своё «демоническое имя» — и в разводе, и в выкидыше, и в проблемах на работе.

— Почему же ты пришла ко мне, Оля? Я ведь не колдунья. Я сексолог.

— Не знаю. Может быть, это одно и то же…

Я улыбнулась. Ну, что ж, придётся призывать дух Лилит ) Какая интересная у сексологов работа… )

Задание на дом было простое: Оля выпишет основные характеристики этого ветхозаветного персонажа, а на сессии мы разберём их относительно сексологии, психологии и мировой культуры.

— Она не хотела подчиняться! – с ходу выпалила Оля, только открыв дверь моего кабинета. – Она так же была создана из глины, одновременно или даже раньше, и считала себя таким же творением Бога.

— Хорошо. Какие смыслы, какие принципы мы можем выкристаллизовать из этого? – я охотно подхватила лихое начало.

— Равноправие, равнозначность и равноценность мужчины и женщины, партнёрство.

— Неужели Лилит – первая феминистка?

— Слушай, а точно!

— А как ты относишься к феминизму вообще? – становилось всё интересней.

— Равные права и возможности у мужчин и женщин – кто в своём уме будет возражать против этого?

— Выходит, Лилит – не такая уж и плохая, как поначалу казалось?

— Ннуууу, — нерешительно замялась Оля.

— Хорошо. Что там ещё у нас?

— Она не хотела в сексе лежать под Адамом, она хотела быть сверху.

— А ты любишь занимать активную и ведущую позицию в сексе?

— Иногда да.

— Почему?

— У меня больше свободы движений, и я двигаюсь так, как мне нравится, и поэтому достигаю оргазма.

— И когда ты так двигаешься, секс – он зачем?

— Для удовольствия.

— Для чьего удовольствия?

— Если честно, для моего… — она немного смутилась от своего неожиданного открытия.

— Отлично. Значит, Лилит – она за твоё удовольствие, за твой оргазм, за твоё «хочу»?

— Ого. Получается, что так. Прям первый в истории человечества гедонист.

— Гедонизм – это плохо или хорошо?

— Не знаю.

— В Индии в тантрической школе меня учили, что развитие и рост происходят не через боль и страдание, а через наслаждение и радость.

— Значит, с их точки зрения гедонизм – это духовный путь.

— А с другой точки зрения?

— А с другой точки зрения, развитие происходит через страдания, и тогда гедонизм – это грехопадение и деградация.

— А какая точка зрения лучше? – я провоцировала на поиск собственных ответов на сложные вопросы.

— А какая верная? – Оля смотрела на меня хитрым глазом.

— Обе верны, думаю. В этом-то весь и прикол. И дорожка справа, и дорожка слева приведут к одной цели. Все реки рано или поздно вольются в единый океан, тем или иным способом.

— Значит, можно выбирать дорожку по своему вкусу? – интонации Олиного голоса стали задумчивыми.

— Кто имеет право запретить тебе выбирать? – мы подошли к интересному месту.

— Никто, – тихонько промолвила Оля и надолго замолчала.

Я видела, что архетип, с которым мы работали, терял свою враждебность для Оли. Она примирялась с ним, переоценивала, переобдумывала, переживала его по-другому.

— А как же то, что она пожирала детей? – не сдавались последние сомнения.

— Если мы допустим иносказательность мировых мифов, то что может скрываться за пожиранием детей? Какой смысл? Давай просто пофантазируем, порезвимся в сказках, как дети.

— Это может значить всё, что угодно. От орального секса с проглатыванием спермы до нежелания беременеть и ежемесячного условного «убийства» своей яйцеклетки отсутствием оплодотворения.

— А как ты относишься к оральному сексу и к тому, что женщина не рожает каждый год, а контролирует свою репродукцию и сама решает, иметь детей или нет, а если иметь, то когда и от кого хочет?

— Сугубо положительно!

— Значит, иносказательное «пожирание детей», которое с точки зрения сексологии можно трактовать и в твоём смысле, классная штука?

— Любопытно, да, реально – классная штука. Эта Лилит как будто олицетворяет собой внутреннюю и внешнюю свободу. Как будто она ставит свои желания и потребности на первое место.

— Это говорит о том, что ты являешься центром своей Вселенной, что первичны твои желания и потребности, а не навязанные извне кем бы то ни было. Какое у тебя ощущение – это истинно или нет для тебя?

— Истинно. Если я не в центре своей Вселенной, то я как будто и не живу вовсе, а так, существую для кого-то, для чьих-то целей. А я так больше не хочу.

— Больше? – мы попали в важное место.

— Да, надоело. После школы поступила не туда, куда хотела, а куда родители сказали. Вышла замуж не за того, кого любила, а за перспективного. Забеременела, когда из-за возраста и давления семьи якобы пора было, хотя сама не хотела. Так не хотела – что, наверное, и выкидыш поэтому. И работаю там, где стабильно, а не где хочу.

— И каково тебе во всём этом?

— Я очень несчастна, — Оля вдруг заплакала.

— Можем ли мы сказать, что если Лилит это метафора «хочу», «нравится», «сама решаю», «удовольствие», «ты – центр своей Вселенной», «ты свободна делать собственный выбор», то ты несчастна из-за того, что её у тебя нет, а не из-за того, что она у тебя есть, как ты сказала в самом начале нашей работы?

— Ёлки-палки, ведь да.

— Что будем делать?

— Ну, как-то открывать ей дверь тогда. А вот почему её сделали демоном?

— А вот что там в сюжете, как она улетела от Адама?

— Произнесла тайное имя Бога и поднялась в воздух, кажется.

— Т.е. у неё есть знание, свобода внутренняя и внешняя, независимость, самостоятельность и удовольствие?

— Ага. Крутая тёлка.

— А каково системе, государству, социуму с такими вот крутыми тёлками?

— Эээ…наверное, неудобно и хлопотно как минимум. Система ведь контролирует и ограничивает своих членов по-любому. Их независимость вообще опасна для неё. Свободу внутреннюю и внешнюю тоже хорошо бы ограничить. Знание – пусть будет, но надо его контролировать и направлять, чтобы оно шло на благо системы. А удовольствие как-то урезать – если все будут жить в удовольствии, то кто на заводе за кусок хлеба горбатиться будет?

— Знаешь, Маркузе в своей книге «Эрос и цивилизация» пишет о том, что репрессия характерна не для любой цивилизации, а лишь для той, в которой доминирует принцип производительности, которая стремится победить нужду и обеспечить развитие науки и техники за счёт изнурительного труда. Выжать из человека изнурительный труд можно только через подавление эроса и перенаправление его энергии. Однако затем неизбежно следует новый этап в развитии цивилизации: чтобы обеспечить дальнейшее научно-техническое развитие, изнурительный труд, исчерпавший свой потенциал, сменяется творческим трудом. Принцип производительности сменяется принципом удовольствия. Только творчество с удовольствием способны дать цивилизации новый качественный рывок вперёд и вверх. Для творчества человеку нужна и свобода, и независимость мышления, и знания, и радость — нужна Лилит. Или цивилизация открывает ей дверь – и развивается. Или не открывает – и гибнет.

— Хм, чтобы избежать гибели и выйти на более высокий уровень развития, современная цивилизация вынуждена стать нерепрессивной и освободить удовольствие, творчество, волю, независимость и расширение, развитие индивидуальности и личности. Выходит, западный мир хоть как-то уже признаёт это и делает первые шаги в этом направлении – а Россия идёт в сторону гибели? Как грустно.

— Можно освободить удовольствие, творчество, волю, независимость и саморазвитие в себе. «Спасись сам – и вокруг тебя спасутся тысячи». И вокруг каждого из этой тысячи будут свои тысячи. Вот тебе и готовый квантовый скачок в массовом сознании.

— Круто. Хочу вначале свой маленький квантовый скачок, а потом общевселенский флэшмоб.

Я порекомендовала Оле прочитать книгу «Богини с дурной репутацией. Книга для плохих девочек» Роббинс Трина, обдумать амбивалентность каждого «негативного» образа Чёрной Богини и выявить в каждой из них ресурс, который нужен и важен самой Оле в её жизни. Например, ярость Кали позволила ей одолеть царя демонов – Оля написала мне, что гнев, с которым она боролась, теперь вместо подавления можно направить как энергию действия на решение проблемы. Геката предоставила Медее колесницу с крылатыми драконами, на которой она объехала земли, горы и моря, чтобы собрать травы для своего зелья жизни – для Оли это стало разрешением на творческий полёт мысли и свободный творческий поиск. Иштар спустилась в мир мёртвых и вернулась оттуда – для Оли это стало опорой спокойствия в переживании сложных моментов, когда всё валится из рук и не видно выхода из ситуации.

После этого мы изучили и обсудили ещё одну книгу. «Встреча с безумной женщиной» юнгианского аналитика Линды Леонард. Во многих женских историях из этой книги Оля нашла отражение своего непринятия Лилит и способы примирения с нею и интеграции её потенциала.

Вскоре Оля прислала мне привет из Испании – из бенедиктинского монастыря Монсеррат. Перед тем, как совершить паломничество к Чёрной Мадонне, она по моему совету прочитала диссертацию Катерины Кудрявцевой «Образы мировой мифологии в «Откровении Иоанна Богослова», где мягко проводится мысль о том, что Вавилонская блудница и Жена, облачённая в солнце, это один и тот же персонаж. Так же тень и свет встретились в образе «Смугляночки», как каталонцы называют свою Чёрную Деву. Нет никакой вражды, нет никакого противоречия – Лилит и Ева едины, любовница и мать гармонично дополняют друг друга, вдох и выдох естественно сменяют и продолжают друг друга. И для того, чтобы прийти к внутреннему исцелению, важно признать и принять в себе и Лилит, и Еву – просто перестать задыхаться и начать спокойно дышать.

Паломничество закончилось неожиданно. Оля сейчас замужем за испанцем. Она радостно танцует фламенко и регулярно пишет мне о своих успехах в постижении дуэнде.

Примечание: дуэнде в танце — вдохновение, страсть, чувственность, душевный подъём.

Настя Михеева, психолог – сексолог г. Москва


Тест-исследование женской сексуальности с бесплатной расшифровкой результатов
2018-01-23T02:20:27+00:00

Оставить комментарий

error: Запрещено от копирования!