Иштар на приёме у сексолога

Иштар – королева московских ньюэйджеров. Я не знала, честно, что это она записалась ко мне на приём.

Вошла в кабинет красивая женщина средних лет, сложила руки в намастэ. На пальцах тяжёлые серебряные перстни с магическими знаками. Ожерелье из больших белых и чёрных кристаллов. И серьги такие же. Густой аромат восточных благовоний. Держит умное и чуть надменное выражение лица всезнающего человека.

«Ооо…дело дрянь. Эзотерик до мозга костей», — подумала я и нерешительно спросила: «Может быть, чашечку кофе?»

«С кардамоном, если можно».

«Извините, у меня только с кокаином», — буду пробиваться к ней юмором, решила я.

 «Не возражаю!» — парировала гостья.

Хорошо. Юмор понимает. На контакт идёт легко и охотно. Значит, не всё потеряно.

«Чем могу вам помочь? Какая нелёгкая занесла вас в обитель зла – в кабинет сексолога?»

Иштар поведала мне, что её сексуальность не сбалансирована по стихиям.

Вот знакомится она с мужчиной. И хочется гулять при Луне и читать друг другу стихи: чтобы она ему – Ахматову, а он ей – Гумилёва. И обсуждать нюансы ведической астрологии. И флиртовать в стиле дзен: «Форма – это пустота. Пустота – это форма». А он вместо этого рассматривает её грудь и предлагает зайти в аптеку прикупить японских презервативов Okamoto, т.к. они самые тонкие, и в них как без них. Он якобы земля, а она воздух – и никак им не понять друг друга. И как дальше жить с этим?

М-м-да.

«Кстати, Okamoto и правда очень хорошие сверхтонкие презервативы. Ваш мужчина явно не лох. Правда, японские полиуретановые Sagami получше будут – их толщина всего 0,02 мм вместо стандартных 0,06 – 0,08 мм у латекса. Вот, сами посмотрите», — я вытащила из сумочки одну упаковку и протянула Иштар.

Сложный момент. Как она выдержит эту интервенцию. Она явно рассчитывала, что я присоединюсь к её воздуху, а я присоединилась к его земле и даже усилила.

«Зачем вы суёте мне презервативы?» — у Иштар попёрла агрессия на меня.

«Что сейчас с вами происходит?»

«Да я возмущена просто!»

«Как вы это чувствуете?»

«В груди всё клокочет».

«Покажите, где…»

Она положила руку на центр груди.

«Какого размера было бы то, что клокочет, если бы оно могло иметь какой-то размер?» — я продолжала.

«Вот такого, как футбольный мяч».

«Какого цвета этот футбольный мяч, если бы он мог иметь какой-то цвет?»

«Серо-фиолетовый».

«Из чего мог бы быть этот футбольный мяч, из какого материала или субстанции?»

«Из глины, напичканной колючками».

«Открывайте презерватив. И выдувайте в него серо-фиолетовый футбольный мяч из глины с колючками».

«Это что, шутка?»

«Нам с вами, Иштар, уже не до шуток. Это секретная магическая техника. Что вверху, то и внизу. Каждая точка голограммы несёт в себе всю голограмму, мельчайшая частица является проекцией целого, форма это пустота, пустота это форма, а презерватив, который вы надуваете, это хтонический портал туда, где Ахматова с Гумилёвым как Шакти и Шива, находящиеся в сексуальном союзе, способны растопить волнами своего блаженства любое ваше страдание и решить любую вашу проблему».

Немая сцена.

«Господи, ну, и бред я несу!» — подумала я с некоторым озорством, почесав затылок.

Иштар вдруг расхохоталась. Лицо её расслабилось и утратило своё надменное выражение.

«Вообще, меня Лена зовут».

«Привет, Лена, приятно познакомиться. А то в присутствии Иштар я терялась, то ли челом бить, то ли хвалебные песнопения затягивать. Не каждый день боги ко мне в кабинет жалуют».

Мы смеялись. Лена старательно надувала презерватив. Потом завязала его узлом и выпустила в окно.

«Запечатывайте, Лена, запечатывайте!» – заговорщицки прошептала я.

«А как?» – она тоже перешла на шёпот.

«Это вам лучше знать. Заговоры или заклинания какие-нибудь вспомните».

«Ага, ладно. «Булат крепкий замкну, ключ в море отпущу, из моря не вынесет, на берег не выбросит!» — сосредоточенно пробормотала Лена и уверенно мне кивнула.

«Ну чтоооо? Как себя чувствуете?»

«Легко. Радостно как-то».

Так. Я довольна. Первую стену мы играючи разобрали. Дальше надо аккуратно и гармонично объединить в единую систему её противоречия, которые она соотносит со стихиями. Нужно работать в её символическом пространстве. Разговаривать с ней на её образном языке, через который она исследует, объясняет и создаёт свой мир. Нельзя рушить чужой мир и навязывать человеку свой язык – это духовно-психологическое насилие. Ну, что ж – стихии так стихии.

«Лена, а вы любите танцевать?»

«Очень!»

Я попросила её встать. Включила музыку.

«Представьте, что я достала из морозилки два брусочка пластилина и положила по одному в ваши ладони. Разминайте их. Грейте и разминайте. Сильнее. Больше. Интенсивнее. Теперь ваши ладони и кисти – это и есть пластилин. Грейте его и разминайте. Ваши ладони, кисти и предплечья – это пластилин. Грейте его движениями, мните, разминайте получше. И плечи. Разогревайте этот пластилин. И верх спины. И голова. Мните его во все стороны. Грудная клетка. Туловище полностью. Больше амплитуда. Больше движений. А то пластилин снова замёрзнет и затвердеет. Бёдра. Колени. Икры. Стопы. Всё ваше тело – кусок пластилина. Мните его, Лена. Не жалейте. Раскатывайте его во все стороны, пока он весь не станет мягким, пластичным, податливым, тёплым».

Лена танцевала свой пластилиновый шаманский танец. Она выгибалась, гримасничала и извивалась, как змея. И хотя в задании такого не было, она ещё спонтанно добавила голос – то рычала, то мычала, то пела гласные, то завывала. Конечно, зрелище слегка смахивало на сеанс экзорцизма. Ну, и пусть. Стены этой комнаты, видавшие всякое, точно не покраснеют. А соседи уже давно смирились, что в четвёртом кабинете работает псих.

Отлично. Разминка помогла сбросить телесную и психоэмоциональную скованность, размять тело и активизировать воображение. Я продолжала.

«Теперь представьте, что вы – лёгкий приятный ветерок. Двигайся, нежный ветерок. Танцуй, весёлый ветерок. Играй с ветвями деревьев, с лёгкими шарфиками красивых женщин, со снежинками, с облаками. Резвись. Развлекайся. Ветерок крепчает. Набирает силу. Дуй, ветер. Поднимайся, ветер. Танцуй. Поднимай волны на море. Мети листья. Сильнее. Мощнее. Поднимается ураган. Танцуй, буря. Срывай крыши. Вырывай деревья с корнем. Бушуй. Обрушивай свою ярость. Свою мощь.

Первые капли дождя. Теперь ты – эти капли. Одна. Вторая. Третья. Прохладные. Приятные. Первые. Робкие. И вот пошёл дождь. Лёгкий дождик накрапывает. Танец дождя. Нежно касайся лиц прохожих. Мягко стекай по их губам. И вот дождь становится всё сильнее. Тяжёлые капли. Острые струи. Изливайся на землю, дождь. Набирай силу. Молоти по крышам. Ливень. Тонны воды. Заливай улицы. Мчись потоками воды по дорогам. Впитывайся в землю. Проникай в землю.

Теперь ты – земля. Набухай от воды, Мать — земля. Танцуй. Впитывай эту влагу. Пей её. Запасай её для корней и семян. Они ждут пробуждения. Они ждут, когда ты вскормишь их жизнью.

Теперь ты – маленькое семечко. Крошечное сухое семечко, которое лежит в земле и ждёт толчка, импульса к пробуждению. И вот он пришёл. И семечко становится больше. Расти, семя. Разбухай. Расправляйся в росток. Тянись наверх. И вот росток пронзает поверхность земли и видит огромный мир. Тянись к Солнцу. Расти. Танцуй каждой своей клеточкой. Каждым листочком. Появляется бутон. Расправляй его лепестки к небу и солнцу. Танцуй ими. Смотри, вокруг тебя ещё есть цветы. Кивни им своей головкой, прекрасный цветок. Так классно вместе слушать пение птиц, смотреть на голубое небо и тянуться к Солнцу.

Теперь ты – Солнце. Ты даёшь свет и тепло этому миру. Танцуй это. Тяни свои лучи к земле, к растениям и животным, к людям и всему живому. У тебя так много проявлений. Двигайся. Охватывай собою всё. Ты – огонь в очаге, пеки хлеб и танцуй. Ты – маленькое пламя свечи в монашеской келье, слушай ночную молитву и танцуй. Ты – погребальный костёр, провожай душу умершего и танцуй. Ты – огонь страсти между влюблёнными, соединяй их души и тела и танцуй».

По лицу Лены текли слёзы. Она переживала какой-то свой катарсис. Музыка давно закончилась. Лена танцевала в полной тишине.

Я дождалась, когда она закончит. Сама. Когда будет прожито всё, что должно быть прожито. Сегодняшняя сессия закончена.

Впереди у нас ещё долгий путь.

И его начало положено хорошее.

Лена подошла ко мне и очень тепло меня обняла. И, наверное, целую минуту держала меня в своих объятиях. Для меня это был знак, что с мистически-космического уровня нам удалось спуститься на телесный. Мягко и красиво. В танце и движении.

Лена сделала прощальный жест намастэ. Я ответила тем же.

Когда она вышла из кабинета, я сняла насквозь мокрую майку. Достала с полочки сухую и переоделась. Пусть Лене кажется, что мы веселились и хохмили. Пусть она никогда не догадается, в какой мощной концентрации внимания я держала всю нашу встречу каждую былинку на её лице, каждое своё слово и каждый звук в той звенящей тишине её танца.

Я приплелась домой и завела какой-то тупой сериал. Пришло время компенсации. Я ем пиццу прямо в кровати, дуракаваляю в фейсбуке и расслабленно-матерно общаюсь с близкими и друзьями.

Через пару дней прилетело смс от Лены: «Sagami и правда хороши… )»

Я не обольщаюсь. Основная работа впереди. Будут и откаты, и сопротивление, и тормоза. Но сейчас я перечитываю смс – и мне приятно )

Настя Михеева, психолог – сексолог г. Москва


Тест-исследование женской сексуальности с бесплатной расшифровкой результатов
2018-02-10T21:28:24+00:00

Оставить комментарий

error: Запрещено от копирования!