7 уровней погружения в Алтай, или посвящение Белухой

Каждый искатель рано или поздно упирается в словосочетание «место силы». Да, то самое, где чудеса, леший бродит и русалка на ветвях. Там вроде бы исцеление души и тела, мудрость, сила и просветление. В общем, хочется до жути. Собираю информацию, спрашиваю, читаю. И однажды узнаю про Алтай. Чего там только нет – и волшебная гора Белуха, и загадочные шаманы, и НЛО, и мистический стоунхендж, и ворота в Шамбалу, и космические корабли на петроглифах. Чемоданы собраны, в кармане «пачка сигарет и билет на самолёт» до Горноалтайска…

  1. Предвкушения и ожидание.

Я жду чудес. Я еду в сказку. Я буду падать в кроличью нору. Я стану электроном, который то частица, то волна, то всё сразу, и я буду двигаться одновременно во всех направлениях. Я полечу над горами и лесами бабочкой Чжуан Цзы, которая постигла недвойственность. Я пройду в нижний, средний и верхний миры и узнаю все тайны мироздания. Волнительная, сладкая, тревожная неизвестность…

  1. Красота природы.

Первое, что я постигаю здесь, это красота. Снежные вершины гор, синие озёра и ярко-зелёные луга, парящие под облаками орлы и бирюзовые реки, бесконечные поляны цветов и разнотравья, пурпурные горные закаты и розовые рассветы, многоэтажные водопады и безумные радуги во всю ширину неба быстро переключают меня с московской суеты и режима деятельности в замедление и режим созерцания. Я всё реже думаю о работе, всё меньше делаю фоток для соцсетей, вообще – всё реже думаю и всё меньше делаю ))

И вот едешь ты на лошади по тайге, а на полянке медвежата играют. Увидели тебя малыши – вытянулись вверх от любопытства и ушки свои выставили. И в этот момент есть только ты и эти ушки. И больше ничего.

  1. Проблемы, напряги и разочарование.

Я порезала палец, в рану набилась грязь, и раздуло ногу. Ходить не могу. Меня укусил клещ, и я в панике ожидаю бореллиоза. На жаре мне слишком жарко, на холоде мне слишком холодно. Всё бесит и раздражает. Надулись лимфоузлы. Две попытки похода в горы – на Актру и на Белуху – закончились ничем: лёд, который к этому времени уже должен был растаять, не растаял, и планы сорвались. Тонны жёлтой сосновой пыльцы в воздухе превращают мои глаза и нос в хлюпающее и зудящее мокрое болото. Кроссовки waterproof, как оказалось, промокают, и внутри них мои ноги замотаны в целлофановые пакеты. Затянувшаяся неожиданная непогода заставляет всерьёз задуматься о том, чтобы сдать билет, послать весь этот Алтай на хер и вернуться домой в уютную квартирку, где есть тёплая ванна с пушистой пеной. Мне трудно. Периодически в мою сторону говорят: «Не пускает батюшка Алтай!» Мне обидно. Что я такого натворила, что дороги закрываются перед моим носом? Поворотный момент: или отказаться от продолжения поездки, или отказаться от результата («сделать это – посетить то»). Выбираю последнее. Полная и безоговорочная капитуляция… 

  1. Расслабление и отпускание ситуации.

«Будь, что будет. И то, что будет – правильно». Таково моё решение. Я сдаюсь и перестаю бороться и добиваться. Не взойду в горы – значит, не взойду. Заболею – значит, заболею. Мёрзнуть – так мёрзнуть. Мокнуть – так мокнуть. К этому моменту я уже похожа на бомжа: кроссовки раздулись от вечной влаги, бывшие модные штаны превратились в треники с оттянутыми коленками, чужой пуховик не по размеру весь увазюкался в грязи, т.к. я часто поскальзываюсь на мокрой после дождя земле и падаю.

Почему-то я перестаю осматривать место укуса клеща. И вообще – перестаю себя осматривать на предмет клещей. Мне уже по фигу. Я просто принимаю и переживаю то, что происходит. Нога зажила, лимфоузлы сдулись. Я теряю счёт дням. Кажется, я тут уже целую вечность и впереди ещё столько же.

  1. Глубокое погружение в культуру. Подготовка к посвящению.

Если выбрать правильного проводника, который чувствует и тебя, и происходящее, который поможет твоим острым углам плавно встроиться в поток, огромные слои новой информации и событий развернутся перед тобой. И вот уже шаман проводит свой обряд. Я в трансовом забытьи наворачиваю круги вокруг ритуального камня с петроглифами. Мы слушаем горловое пение. Я сижу в лесу в полнолуние на берегу Катуни и смотрю на Луну – она огромная и пульсирует, как будто бьётся сердце. А я повторяю странные слова, которые сами собой пришли в мою голову: «Лес – мой. Река – моя. Луна – моя», и чувствую в этот момент, что я и есть лес, река и Луна. Потом мы слушаем пожилую хранительницу культуры старообрядцев, и она рассказывает истории такой силы, что у всех внимающих льются слёзы. Эти истории – про доброту. Они вычищают изнутри меня хлам эгоизма, чёрствости и злобы. Хранительница смотрит на меня своими васильковыми глазами и задумчиво повторяет: «Каждой травинке – своя росинка, Настенька». И я на самой своей глубине понимаю, о чём она…

  1. Энергетическая прокачка.

Поход на Каракольские озёра стал моим личным адом и раем. Целый день в мокрой одежде на ледяном ветру. В горах отстала от группы и потерялась. Стою я по щиколотку в снегу, тропы не видно, сверху льёт без остановки, снизу проваливающийся наст, лютый туман вокруг, людей уже нет, мобильный разрядился. Я совсем одна и не знаю, что делать. Доверие, тотальное доверие: всё образуется. Кто-то меня вывел. Конюхи приютили посиневшего и утратившего способность разговаривать бедолагу на грани обморока — напоили горячим чаем и дали отогреться у костра. Я ела кусок белого хлеба с маслом, держала мокрые ноги у огня и испытывала телесное и душевное блаженство такой силы, которая прежде мне была не знакома. Я чувствовала, что эти жернова физических трудностей и психоэмоционального катарсиса готовили меня к какому-то мощному опыту, вместить который я бы не смогла без предварительной прокачки.

  1. Посвящение Белухой.

Чуть живые, мы доехали на лошадях до метеостанции. Лошади еле шли, жара стояла невероятная, и самочувствие у всех участников нашей группы было плохое. Я увидела Белуху и поняла, что мне надо взойти пешком на вон тот горный склон, чтобы увидеть её максимально близко. Взойти сейчас. Мне сказали, что полгода назад Витя ушёл и не вернулся. «Ну, не поминайте лихом тогда…», — бросила я через плечо и пошла куда-то вверх. А ноги не слушаются. А сил нет. А идти – по шатающимся камням. Через два часа я поняла, что ресурса не осталось совсем. Ни вперёд, ни назад – уже не дойду. Единственная мысль, которая осталась в моей голове, это зачем я на этой земле. И я стала с остервенением повторять вслух свою миссию, как мантру. И дальше было странно – тело как будто пошло само, а я стала звуком, словом и смыслом. И вот я на вершине. И Белуха передо мной. Хочется смотреть на неё неотрывно в первых закатных лучах. Присесть бы. Увидела камень, на котором мне будет хорошо. Сажусь. Рука опускается – и нащупывает что-то. Кольцо. Напоминает горную вершину и корону одновременно. Находясь в изменённом состоянии сознания, я забываю свои привычки ничего не поднимать с земли и не брать чужого. Я просто чувствую, что это подарок для меня от Белухи. Надеваю его с радостью и благодарностью. Я чувствую, что свершилось то, ради чего я здесь. Это трудно передать словами. Как будто долгий и размазанный процесс прошёл через кристаллизацию и получил своё окончательное оформление.

Эпилог.

Больше месяца я приходила в себя после этой поездки. Я была угрюмой и задумчивой, погружённой в себя и молчаливой. Находиться со мной рядом было сложно. За месяц на Алтае я пережила одно из самых сложных странствий в моей жизни. Странствие вглубь и за пределы. Я нашла свою внутреннюю Белуху и разговаривала с ней. Я ела закатное Солнце с её руки и получила от неё дар. И теперь я знаю.

Настя Михеева, психолог — сексолог г. Москва


Тест-исследование женской сексуальности с бесплатной расшифровкой результатов
2018-08-12T16:01:29+00:00

Оставить комментарий

error: Запрещено от копирования!