Мощь и скорость танцевальной терапии: магия танца исцеления

Изучив массу направлений психотерапии и методов работы, я чётко и предельно ясно осознаю, что танцевально-двигательная психотерапия – это самый эффективный, самый быстрый, самый безопасный и экологичный метод решения психологических проблем любой сложности.

Почему так? Давайте разбираться вместе.

1. Вы просто входите в опыт, и тот материал, который сегодня хочет и может быть отработан, сам поднимается на поверхность и открывается в танце. Переживается в танце. Интегрируется в танце. Выходит из тени на свет. Клиенту не нужно из головы придумывать ответы на сложные вопросы терапевта, и терапевту не нужно придумывать заковыристые вопросы. Метод работает сам. От терапевта и клиента требуется только честное включение в пространство танца и проживание тех чувств и воспоминаний, которые вдруг проявляются сами собой. Причём проявляются сразу же, процесс быстро доходит до самой своей сути и глубины, и спираль раскручивается в обратную сторону. Незажившая гноящаяся рана травматичного события заживает, отщеплённый кусок опыта интегрируется в целостность, на месте раны остаётся шрамчик, боль уходит.

2. Тело – материализованная психика. Психику терапевт не видит и вынужден вместе с клиентом исследовать её вслепую, годами, методом катания пробных шаров. Тело — видно. Движения и паттерны видны. Происходящие телесно-эмоциональные процессы – как на ладони. Вот клиентка ссутулилась, словно заползая в раковину и ища в ней укрытия, говоря о счастливой семейной жизни с мужем, вот молодой человек начал тревожно дёргать ногой, говоря о любимой работе, вот от расслабленных движений бёдрами у девушки полились слёзы, вот во время рассказа о прекрасных и возвышенных отношениях с мамой у женщины покраснело лицо и сжались кулаки. Тело не врёт. Мы можем наебать себя на уровне ума и даже чувств: можно внушить себе какую угодно идею («эта работа очень хорошая – это то, что мне нужно!») и даже какое угодно чувство («нет, я не злюсь на этого мудака, я спокойна, я благодарна ему за бесценный опыт»). Не невозможно наебать себя на уровне тела: если ноги не несут на эту «хорошую и любимую работу», то они не несут, и ничто не способно заставить их нести. Если влагалищная смазка не выделяется на этого «любимого мужчину» — то никакая сила в мире не заставит её выделяться. Получается, если терапевт работает на уровне ума и чувств, он долго продирается через километры лжи клиента самому себе и миру. Если терапевт работает на уровне тела – он всегда работает на территории подлинности, правды, истинной реальности клиента, поэтому работа получается быстрая, мощная и эффективная.

3. В работу включается огромный арсенал средств. Движение. Дыхание. Работа с образами. Поддержка группы. Музыка, которая обладает поистине колоссальной силой, способной актуализировать любое состояние, усилить или ослабить его. Предметы, которые через символический уровень мощно погружают клиента в работающую тему. Например, если женщина работает с темой любви и нежности, размораживая её в своей душе, то шаль из нежнейшего шёлка или шифона, красиво расшитая, через эстетическое, эмоциональное, визуальное, тактильное ощущение многократно усилит погружение в тематический танец и проживание его.

4. Тело – лучшая флэшка. Можно сколько угодно обсуждать на когнитивном уровне с клиентом, что существуют и другие стратегии выхода из конфликтной ситуации, кроме драки и гибели в ней, но пока эти новые стратегии не прожиты телесно – их нет, это фикция, самообман, колосс на глиняных ногах. Когда мы случайно дотронулись до раскалённого утюга, тело среагировало мгновенно и отдёрнуло руку. А представьте себе, что было бы, если бы команда шла с уровня ума. Это пока сигнал боли обработается, пока оформится вывод об опасности и о целесообразности кризисного реагирования, пока клиент вспомнит, о чём шёл разговор с терапевтом, пока он выберет наилучшую стратегию и тактику, пока посомневается, пока даст себе разрешение на действие – рука уже поджарится заживо. Поэтому самый эффективный способ изменения патологичных стратегий, переписывания деструктивных сценариев – это вначале создать и проговорить их, а потом записать их на самую надёжную в мире флэшку: прожить их в танце.

5. Танцевальная сессия – всегда завершена. В разговорном жанре психотерапии можно вскрыть травму, пошли чувства, но процесс идёт медленно, вот и время сессии уже вышло – и клиент уходит домой с открытой раной. Знаю, какой это пиздец – сама многократно проходила в роли клиента. Это больно и опасно. Я пришла к выводу, что так работать нельзя, от слова «совсем». Это похоже на то, как хирург вскроет скальпелем брюшную полость пациенту, проведёт половину операции, но час заканчивается, и он скажет лежащему на операционном столе: «Продолжим в следующий раз. А эту неделю вы пока рану рукой позажимайте. Если кишки будут наружу вываливаться – просто побудьте с этим». В танцевальной сессии чувство, боль, страдание, травматический опыт выгружается тотально и полностью – и проживается до конца. Т.е. операция завершена. Всегда. Это безопасно для клиента. За это обожаю этот метод. Уж если пошёл танец гнева и обиды на отца – то в одном танце весь эмоциональный ком выгрузится сразу. У танца будет своя драма: вот процесс пошёл, вот его развитие, вот пик переживания, вот катарсис, вот успокоение, расслабление, освобождение и интеграция опыта. Всё происходит само и чётко по стадиям. Только освобождение и исцеление. Никаких «побудьте с этим». Или всё, или ничего.

6. Танец не позволит психике приближаться к границам её возможностей, не позволит градусу переживания стать критическим. Всё избыточное напряжение от переживаемого опыта будет безопасно сбрасываться через движение. Поэтому если клиент проходит даже через сильнейшие чувства – за него можно не волноваться. Тело мудрее всех наших опасений и решений. Даже если выгружается мощнейшая по заряду сексуальная травма, и клиент побагровел, и начал задыхаться, и руки свело судорогой, и уже страшно за него – его тело само то начинает качаться, то сжимать и разжимать руки, уровень эмоционального напряжения спускается с уровня непереносимости до уровня переносимости, и клиент очень безопасно продолжает своё внутреннее путешествие. Тело – наша надёжная опора, защита и поддержка. Оно очень надёжный корабль, на котором можно пройти сквозь любой девятый вал. А через все накопленные внутри девятые валы нужно пройти. Если мы их запихали под ковёр – то на удержание их там, подальше от осознания и проживания, тратится бездна нашей внутренней энергии. В итоге получается эффект Гулливера: он вроде большой и сильный, но его полностью обездвижили нити лилипутов. Он весь перевязан, перетянут этими нитями и беспомощно валяется на земле. Так же и мы: вроде большие и сильные, вроде нам до звёзд легко дотянуться рукой, а почему-то сил нет, желаний нет, побыстрее бы ноги до дома дотащить да забыться тревожным сном. Потому что мы расщеплены – все эти девятые валы мы отщепили, отрезали от себя, отсоединили. И в щели, в трещины, в слепые зоны сливается вся жизненная сила. Проживание своих девятых валов и успокоение океана – это пусть к целостности, благополучию, счастью и возвращению себе своей жизненной энергии, которая может теперь быть направлена на достижение любых целей. Лежащий на земле парализованный Гулливер возвращает себе свою силу, рвёт все сковывающие его нити, встаёт на ноги и рукой дотрагивается до самой красивой звезды. «Расправьте крылья и пробудите свернувшееся кольцами величие внутри вас».

И напоследок – история Лены Гундоровой, которая получила со мной живой опыт танцевальной терапии и искренне описала его:

_______________________________________________________

Закрыться. Спрятаться. Нет. Все, что угодно, но только не это. Не туда! Пожалуйста, не туда!!!

Маленький желтый одинокий листок. Рваным почерком – «Потеря». Все так ясно. Так очевидно. Так просто. Так страшно. И так БОЛЬНО!!!!

Нет! Не пойду, не пойду, не пойду!!!
Но я знаю, что пойду. И она знает. В ее темных, почти черных глазах решимость быть с той частью меня, которая знает, что пойдет туда, куда невозможно пойти. И она ни за что не отступится, потому что она уже на этом пути. Она уже на пути к МОЕЙ боли. На шаг впереди. Она знает путь.
Она — клубок из сказки, который показывает дорогу через темный лес.
Она – сухари, которые можно есть в дороге, когда СОВСЕМ НЕВЫНОСИМО.
Она знает, куда мы идем. И не знает, что там будет. Ведь лес темный…
***
Желтые листочки. На походе к ГЛАВНОМУ появляются его спутники – боль, горе, тоска, отчаяние, стыд, безнадежность, страх… и вдруг среди них – любовь, надежда, вера в себя…
«Эти пока отдай мне.»
Поле, усаженное желтыми листочками. Поле, за которым жизнь. Я здесь. Я маленькая, слабая, беспомощная, голая в своем отчаянии и горе. Мне надо зайти в этот лес. И я отчаянно боюсь… я не смогу, не справлюсь, сдохну… Я сдохну там!!! Я не могууууу!!!
***
— «Возьми первый ресурс. Вера в себя. Станцуй его».

Нестерпимо жжет в глазах. Слезы.

— «У меня нет веры в себя. Я не верю в себя»

— «У кого есть этот ресурс?»
— «У тебя».
— «Возьми его. Как ты можешь взять его?»
— «Держи меня за руку?»

И тело вдруг начинает дышать. Между лопатками появляется тянущее ощущение, которое распускаю движением плеч. И руки начинают раскрываться, и все тело включатся, и какая-то сила открывается? Приходит?

Я могу идти… могу идти дальше…

И отпускаю сама ее руку…

***

Под моей ногой желтый листочек со словом «доверие». Задача – станцевать доверие и наполниться этим ресурсом.

Тело ложится на пол звездой. Раскинуты руки и ноги. Мир, я доверяю тебе. Я с тобой. Ты со мной. И…

Ком из горла переползает в грудь и расширяется… Дышу, дышу, в него… Тело бьется в попытках пропустить ЭТО через себя… Диафрагма. Живот. И…

Водопад слёз… вой раненой волчицы… ныряю в боль с головой. Накрывает. Чувствую руки, баюкающие меня, и еще одни, и еще… группа. Люди. Живые люди… со мной. Помогают. Проживают мой личный ад со мной…

Любящие глаза. Теплые руки. Бесконечная поддержка.

Любимые, благодарю. Благодарю! Никто никогда не видел меня такой… никто никогда не смотрел в мою боль с такой любовью. Никто никогда не давал мне столько поддержки…

Листочек «доверие» под моим крестцом.

Я на руках группы. И океан слез. Слез избавления, исцеления, очищения…

И я снова дышу. И сажусь. И встаю. И вытираю слезы в бесконечной благодарности этим людям.

И новые листочки… И новые танцы… «Надежда». «Любовь».

Тело движется само. Тело раздвигивает, находит, выпускает, выдыхает, выплакивает, выкрикивает, выстанывает, вытаскивает из себя, выкручивает…

Листочки «Страх». «Отчаяние». «Горе»… и «Потеря»…

***
Не думала, что пройду. Не думала, что дойду.

Нет. Знала, что пойду. Знала, что ты поможешь. Знала, что вместе пройти можно…

***

Приоткрывая опухшие от слез глаза между своими безумными танцами, неизменно встречалась с твоим торжествующим взглядом: «Ты идешь! Мы движемся! Мы на пути! Я с тобой! У нас получается!»

В море слез и соплей хотелось улыбаться твоим черным глазам. Им невозможно не улыбаться…

***
Это – сказка. Моя страшная сказка с добрым концом. Сказка, в которой героиня дошла до самого дна черного оврага самого темного леса своей души, разгрузила там самый тяжелый воз с дровами, в который запряжены самые страшные черти. Доползла до этого оврага, совсем не имея сил, сжимая в мокрой руке желтые листочки «Любовь», «Надежда», «Вера в себя». И вышла из него. Вернулась в свой мир новой. Легкой. Свободной. Другой.

Дошла потому, что был с собой магический проводник – волшебный клубок. И мешок с сухарями – душевное внимание.

В моей жизни это был самый насыщенный эмоционально опыт. Так плотно столько чувств и эмоций за единицу времени я не испытывала. Опыт интенсивно исцеляющий. Возвращающий меня к себе. Безопасный.

***

Настя Михеева, благодарю тебя бесконечно за твою огромную душу, космическую человечность, твои любящие глаза, за твое бесстрашие, за колоссальный профессионализм. Ты можешь все!
___________________________________________

P.S. Такие дела, амигос. Потанцуем…?)
Настя Михеева


Тест-исследование женской сексуальности с бесплатной расшифровкой результатов
2018-03-14T21:34:18+00:00

Оставить комментарий

error: Запрещено от копирования!